Інструменти
Ukrainian (UA)English (United Kingdom)Polish(Poland)German(Germany)French(France)Spanish(Spain)
П'ятниця, 21 лип. 2017

М. ДЮВЕРЖЕ "ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ"

М. Дюверже. Политические партии.- М.: “Академический Проект”, 2000.

 

“… сегодня пока еще невозможно дать глубокое  сравнительное исследование механизмов политических партий и в то же время сделать это совершенно необходимо. Оказываешся в порочном кругу: только многочисленные и достаточно основательные монографии, которые носили бы предварительный характер, позволят когда-нибудь построить общую теорию партий – однако такие монографии не смогут быть по-настоящему глубокими, будучи созданы при полном отсутствии общей теории партий.” [15]

“…задача методической классификации выступает сегодня как наиважнейшая: в политических науках невозможно никакое продвижение вперед, пока их исследования будут сохранять атомизированный характер, что более свойственно эмпиризму, нежели подлинной науке.” [16]

“… автор пытается, отправляясь от первых наблюдений сформулировать гипотезы, способные направлять дальнейшие поиски, которые позволят сформулировать в будущем настоящие социологические законы” [16]

“…На протяжении лет пятидесяти быть может удастся описать реальное функционирование политических партий – то есть в данный момент наука пока еще в младенческом возрасте. Достигнув зрелости, она судит о своем предмете строже, но без несовершенных заключений не было бы и самой науки, разве что эта наука вечно запаздывала бы”. [17]

“Подавляющая часть исследований политических партий связана главным образом с анализом их доктрин. Такая ориентация вытекает из либерального представления о партии, в котором она рассматривается прежде всего как идеологическое обьединение. “Партия есть общность лиц, публично исповедующих одну и ту же политическую доктрину”,-  писал Бенжамен Констан в 1816 г. Эта концепция вызвала к жизни множество интересных исследований, раскрывающих скорее историю политических идей, нежели дающих их социологический анализ. В рамках сравнительного изучения партий ограничиваются почти исключительно описанием влияния доктрин на структуры, которое, кстати, гораздо менее значимо, чем принято думать. Давид Юм тонко отметил в своем “Опыте о партиях” (1760), что программа играет основную роль на ранней стадии, когда она служит обьединению разрозненных индивидов, но затем на первый план выходит организация, тогда как платформа становится всего лишь аксессуаром – лучше не скажешь! Замечание, впрочем совсем не относящееся к иным современным политическим партиям, где доктрина приобрела поистине религиозный характер, что дает им тотальную власть над жизнью их членов.

В последние годы марксистская концепция партии-класса, сменившая либеральную концепцию партии-доктрины, ориентировала научные исследования в другом направлении. Изучались связи между уровнем жизни, профессией, воспитанием и политической принадлежностью. Социальная стратификация слишком сложна и богата оттенками…  буржуазия и пролетариат, быть может, и не образуют двух классов, определяемых в строго экономических терминах;  но они характеризируют два менталитета, два социальных положения, два образа жизни, четкое различение которых проясняет проблемы, касающиеся структуры партий.

Это тем более оправдано, что ни доктрины, ни социальный состав партий не станут главным обьектом нашего исследования, ориентированного в основном на партийные институты и их роль в государстве. Ибо в природе организации современных политических партий их сущность раскрывается куда более полно, нежели в их программах или классовом составе: партия есть общность на базе определенной специфической структуры.

Современные партии характеризуются прежде всего их анатомией: протозавров предшествующих эпох сменил сложный дифференцированный организм партий ХХ века. Эта эволюция просвечивается и в языке. Американцы говорят “машина” чтобы обозначить некоторые формы, которые порой приобретают их партии; коммунисты называют иерархическую структуру своей партии “аппаратом” и обычно обозначают ее выразительным термином “организация”… [18]

 

Организация партий покоится главным образом на практических установках и неписанных правилах, она почти полностью регулируется традицией. Уставы и внутренние регламенты всегда описывают лишь ничтожную часть реальности, если они вообще описываю реальность; ведь на практике им редко следуют неукоснительным образом. А с другой стороны, партии сами охотно окружают свою жизнь тайной, и поэтому нелегко добыть о них точные сведения, даже элементарные. Одним только ветеранам партии хорошо известны все перепетии организации и тонкости интриг, которые в ней завязываются. Но они редко обладают научным складом ума, что мешает им сохранять необходимую обьективность; и они так неохотно говорят… Все это обьясняет, почему несмотря на годы исследований, удалось собрать далеко не полную документацию; в ней множество пробелов и неточностей. [19]