Інструменти
Ukrainian (UA)English (United Kingdom)Polish(Poland)German(Germany)French(France)Spanish(Spain)
Четвер, 27 лип. 2017

Электоральный инжениринг по-украински, или Искусство побеждать без соперничества

         Электоральная инженерия – процесс разработки определенной модели избирательной системы с целью целенаправленого влияния на политическую систему.  Сущность ее состоит в том, что используя определенный набор элементов можно сконструировать избирательную систему таким образом чтобы она задавала определенные параметры для формирования политической системы.

         Обычно электоральная инженерия используется для формирования стабильной политической системы в нестабильных обществах. Однако возможны и парадоксы, когда законы электоральной инженерии используются не для стабилизации политической системы, а для получения политических преимуществ.

         Хрестоматийным примером последнего является практика нарезки избирательных округов в 1842 г. губернатором штата Массачусетс Джерри, которая стала известной как джерримендеринг. Эта практика была также успешно использована в Кении в 1993 г., где партия Африканский национальный конгресс Кении пришла к власти, получив на парламентских выборах поддержку всего лишь 30 % избирателей. 

         После принятия Верховным Советом Украины нового закона о выборах народных депутатов к указанным примерам вполне может присоединится и Украина.  

В тисках теоремы невозможности

         Избирательная система независимой Украины постоянно была обьектом экспериментирования со стороны законодателей. Под благоприятным предлогом усовершенствования процедуры формирования высших органов власти в Украине были апробированы все три основные ее типы: мажоритарная (1994), смешанная (1998, 2002), пропорциональная (2006, 2007).

         При этом неизменной тенденцией реформирования избирательного законодательства ставало сужение прав избирателей, сокращение количества и прав субьектов выборов, запутанность процедуры формирования и деятельности выборных органов.

         Последняя, пропорциональная  избирательная система, принятая в 2006 г. представлялась как такая, которая покончит с политической анонимностью власти и установит наконец-то ее политическую ответственность перед избирателями. Вместе с тем предполагалось что этот тип системы уменьшит влияние административного ресурса на ход избирательной кампании.

         Однако практика использования этого типа избирательной системы не оправдала возлагаемых на нее ожиданий. Использование системы жестких (закрытых) списков привело к еще большему отчуждению избирателей от депутатов и вместе с тем породило чудовищную коррупцию при их формировании. Депутатские полномочия приобретенные такой ценой направлялись, естественно, не на служение интересам народа, а на лоббирование своих личных (часто коммерческих) интересов.

         Вот почему необходимость реформирования существующей избирательной системы стала одной из главных политических задач порядка дня. И об этом говорил весь украинский политикум – как оппозиция так и парламентское большинство.

         Одной из главных проблем процесса реформирования избирательного законодательства была проблема сроков принятия законов, регулирующих порядок проведения выборов. Как правило они принимались либо непосредственно перед  самим стартом избирательной кампании, а иногда поправки вносились уже и после ее начала.

         Таким образом субьекты избирательного процесса всегда были дезориентированы и дезорганизованы, что давало значительные преимущества всегда более организованной партии власти.

         На этот раз к подготовке избирательного закона подошли заранее. Основная направленность реформирования состояла в изменении системы голосования за жесткими партийными списками системой голосования с преференциями при которой избиратель имел бы возможность избирать не только партию, но иметь право ранжировать в партийном списке ее кандидатов. Составленный таким образом проект закона о выборах Ю. Ключковского прошел экспертизу Венецианской комиссии и был в целом ею одобрен.

         Однако парламентское большинство имело свое представление о реформировании избирательного законодательства. Вместо изменений в систему голосования за партийными списками оно предложило вернуться к старой мажоритарно-пропорциональной системе без существенных ее изменений.

         Таким образом все реформирование свелось к возврату к избирательной системе образца 1998 г. Ни Венецианская комиссия ни общество такого реформирования не поняли. Но более всего непонятна логика оппозиции, поддержавшей данный закон!

         В теории социального выбора существует т н. теорема невозможности (теорема Эроу), которая говорит о невозможности создания процедуры обеспечивающей универсальные параметры идеального выбора, исходя из этого попытки создания идеальной избирательной системы считаются бесполезными. Очевидно, что именно следование обьективным законам социального развития побудило политическую оппозицию поддержать убийственный для нее избирательный закон.

Конструкторы Пирровой победы

            Большинство экспертов считают возвращение к смешанной избирательной системе ответом власти на катастрофическое снижение ее популярности.

         Так, за данными социологической группы ”Рейтинг” если бывыборы в Верховный Совет происходили в ноябре 2011 г. то среди тех, кто изьявил желание принимать в них участие - 22 % голосовали бы за Партию регионов, 19,9 % - за Батькивщину Ю. Тимошенко,  9,8 % - за Фронт Изминений А. Яценюка, 5,4 % - за коммунистов, 4,7 % - за партию УДАР В. Кличка и 3,3 % - за Свободу. 

         Совершенно очевидно, что при сохранении пропорциональной системы  выборов создание парламентского большинства вокруг Партии регионов выглядит весьма проблематичным – поэтому она пошла на изменение существующих ныне ”правил игры”.

         Эти изменения были сделаны в направлении обеспечения преимущества для действующей власти за счет использования административного ресурса в мажоритарных округах. Расчет простой: в нынешних условиях вести борьбу за депутатский мандат в мажоритарных округах смогут лишь представители крупного капитала. А они-то как раз наиболее лояльны и уязвимы перед властью. Именно с их среды власть и будет добирать недостающие для парламентского большинства голоса (т. н. ”тушки”).

         Опыт парламентских выборов 2002 г., когда за результатами выборов блок правящих партий ”За Украину!” получив поддержку 11,77 % избирателей и победу в 35 округах (против 23,57 % и 70 мандатов оппозиционной ”Нашей Украины”) cумел создать парламентское большинство- яркий пример эффективности такой тактики борьбы за власть.

         Однако нынешним инженерам избирательных технологий уместно было бы напомнить что власть полученная таким образом вряд ли будет пользоваться авторитетом и поддержкой населения, а манипуляции с волеизявлением народа в 2004 г. привели к Оранжевой революции.

         Поэтому победа власти на парламентських выборах 2012 г. (”выборах без выбора”), полученная такой ценой вполне может оказаться … Пирровой.

         Ю. Шведаполитолог