Інструменти
Ukrainian (UA)English (United Kingdom)Polish(Poland)German(Germany)French(France)Spanish(Spain)
Четвер, 17 серп. 2017

Эллис Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ИСТОРИИ

Эллис Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ИСТОРИИ / Э. Эллис // ПОЛИС.- 1994.-№ 2.- С. 165-168.

Эндрю Эллис – английский политический деятель и специалист в области политологии.

Формирование большого числа партий, приуроченное к свободным выборам, проводившимся впервые за время, превосходящее продолжительность жизни одного поколения, было, пожалуй, неизбежным. Почти у любой группы лиц с теми или иными, сколь угодно неопределенными позициями были стимулы самостоятельно конституироваться в партию. На ранней стадии переходного процесса существовала большая озабоченность по поводу этой тенденции к политической балканизации. Поразмыслив, однако, можно убедиться, что первоначальное обилие партий естественно, особенно в обществах, где доступ к средствам массовой информации затруднен, возможности для изготовления рекламных материалов, как и средства для этого, ограничены, а сеть внутренней связи, особенно телекоммуникаций, и недостаточно развита, и ненадежна. [167].

При проведении демократических выборов наличие ресурсов в распоряжении политических партий играет первостепенную роль. В условиях еще сохранившихся старых экономических систем соперничество на выборах 1990 г. в Центральной и Восточной Европе развертывалось в рамках структуры централизованного распределения ресурсов. [167]. Так, коммунисты или их преемники всегда могли быть уверены в обеспечении их писчей или газетной бумагой или эфирным временем, тогда как оппозиционные партии за предоставление им таких же средств и возможностей, например, в Болгарии,- где нет собственного производства газетной бумаги и она ввозится из других стран. [168].

Оппозиционные партии, установившие связи с западными партиями или политическими обьединениями (т.е. Либеральным, Социалистическим и Христианско-демократическим интернационалами), могли в определенной степени рассчитывать на своих новых друзей не только в том, что касалось консультаций экспертов, но и в смысле предоставления материальной помощи. Из западноевропейцев заметный вклад внесли, в частности, западные немцы. Кроме того, такие партии, как Хорватский демократический союз, могли пользоваться пожертвованиями от изгнанников и экспатриантов. Гарантией успеха, однако, эти связи служить не могли. Венгерские социал-демократы, например, получили существенную помощь от членов Социнтерна, однако не смогли справиться с внутрипартийными разногласиями и другими проблемами. [168].

На развитие партий в регионе влияли и демографические факторы. Опыт партийного строительства, а равно и результаты выборов были различными в городе и в деревне. Крупные, в особенности столичные, город Центральной и Восточной Европы, были средоточием интеллигенции и молодежи. Эти группы являлись движущей силой перемен, имея в своем составе тех, кто не просто отвергал старый режим, но и искал ему на смену нечто конкретное. В крупных городах, кроме того, физически облегчены общение и организация людей. Так, формирование ядра новых политических партий происходило в основном на базе городов. Точно так же и лица, входившие в номенклатуру компартий, проживали большей частью в столицах; порой, как было, например, в Восточном Берлине, эти средоточия городского населения обеспечивали электоральную базу коммунистам. [168].

Что касается деревни, там проживает более пожилое по среднему возрасту население. В районах восточной части Польши, в Болгарии, южной части Румынии, а также в Сербии и Македонии – основным элементом структуры общества, несмотря на формальную коллективизацию, все еще остается крестьянин. В этих сельских районах новые партии, даже разнообразные группы аграриев, и близко не подошли к тому успеху в вербовке активных сторонников, какой они имели в других районах. Эти трудности нашли отражение в результатах выборов. В Венгрии местные выборы в городах показали, что там поддержку получают более радикальные партии, на местных же выборах в сельских районах успех сопутствовал независимым сельским кандидатам, несмотря на то, что они занимали то же самое положение при коммунистах. В Болгарии результаты всеобщих выборов показали почти полную корреляцию между районами городского населения и победами, одержанными кандидатами от ОДФ, а также между сельскими районами и электоральными успехами коммунистов. [168].

В начальный момент процесса демократических реформ никто не представлял, чего можно ожидать. В Европе тогда самые свежие примеры строительства новых демократических институтов являли Испания и Португалия. Однако при фашистских режимах в значительной степени существовала экономическая свобода, и этим странам не приходилось преодолевать последствий разрушения гражданского общества.

 

Исключителен сам по себе тот факт, что при проведении демократических выборов значительных проблем возникло относительно немного и что появившиеся в результате выборов парламенты, в основу формирования и деятельности которых был заложен принцип плюрализма, функционировали без срывов. Замечательно и то, как ансамбль политических сил проявляет себя такими способами и в таких формах, которые являются указываемыми для уже устоявшихся демократий: то, как взаимодействуют личности и проводимые политические линии, какую роль играют радио и телевидение, то, как избиратели выносят свои суждения, принимая в расчет компетентность и единство соответствующих политических сил. Всякая новая демократия вырабатывает свою особую политическую культуру; тут играют роль избирательные системы, политический и экономический исторический опыт, личности, а также широкий круг других факторов. Но в свою очередь все эти факторы содействуют росту демократических институтов как единому универсальному процессу. И здесь – примеры и уроки к услугам всех тех на пространствах бывших Советских республик, кто вступает на тот же путь. [168].